Пн. Май 16th, 2022

Барнаулец Константин Боенко днем работает обычным программистом. Но каждый вечер стук по клавишам в его доме сменяется аутентичной народной музыкой. Он играет на редких инструментах, которые изготовил собственными руками в своей укромной мастерской в подполе. В его коллекции есть такие изделия, аналогов которым в России практически не существует.

В коллекции есть инструменты, аналогов которым в России практически нет.
В коллекции есть инструменты, аналогов которым в России практически нет. 

Воспроизвести оригинал

Константин не был рожден в музыкальной семье и никогда не стремился стать профессиональным музыкантом. Но еще в детстве он нашел в нотах то, что заставляет его по сей день каждый вечер прикасаться к струнам.

«Во втором классе я предложил как-то новому приятелю пойти куда-то после школы, а он ответил — мол, нет, не могу, мне еще в музыкальную школу идти. А как-то так вышло, что я в тот момент понятия не имел, что это такое — музыкальная школа. И я спросил его об этом. Он объяснил. А потом я спросил: «А зачем туда ходить?» И то, что ответил мне тогда Андрюха, я помню почти дословно: «Вот придешь ты домой уставший, возьмешь инструмент, поиграешь — и станет хорошо», – рассказывает Константин.

Для себя Константин смастерил оригинальную мини-гитару, которая по звучанию ничем не уступает обычной
Для себя Константин смастерил оригинальную мини-гитару, которая по звучанию 

Со временем ему полюбилась музыка народов Ближнего Востока, Турции, Балкан, Африки. Но попытки исполнить южные мелодии на гитаре были неудачны. Выходило совсем не то звучание, которое должно быть в оригинале. Нужен был инструмент, на котором эта музыка создавалась. Но достать, например, кубинский трес или турецкий саз в России практически нереально. И тогда Константин подумал: а почему бы не смастерить инструмент самому?

Без сучка, но с мелодией

В изготовлении редких музыкальных инструментов барнаульцу пригодилось образование инженера. Благодаря знанию начертательной геометрии он может сам сделать чертеж, а изучение в студенчестве сопромата сейчас пригождается при подборе подходящей для инструмента древесины.

Знание начертательной геометрии помогает при составлении чертежей будущего изделия.
Знание начертательной геометрии помогает при составлении чертежей будущего 

Примерно половину материалов Константин заготавливает сам. Выбирает дерево без сучков, свилеватостей (беспорядочного расположения волокон), гнили и других пороков. Выпиливает и готовит к просушке. И там древесина ждет своего часа. Когда наступает нужный момент, алтайская сосенка в руках мастера становится, например, таитянской банджо-укулеле. В основном из местных деревьев для инструментов подходят дуб, клен и ель.

 

 

Специально изготовлению инструментов Константин не учился. Такой профессии и не существует. В Барнауле мастеров, которые делали бы народные инструменты, тоже нет. Но есть специалисты по скрипичным изделиям. Часть опыта мастер перенял у них. Остальное нарабатывал сам.

Первый инструмент он изготовил в 2006 году. Кстати, это были именно русские гусли. Сейчас в коллекции около трех десятков разнообразных изделий.

Редкие экземпляры

Некоторые экземпляры в коллекции достаточно сложно найти где-либо еще.

«Например, мой турецкий джумбуш, могу с уверенностью сказать ­– единственный в Сибири. Или кабуси – инструмент с острова Мадагаскар. Я знаю точно, что в России есть только один такой же инструмент, который и послужил прототипом этого», – говорит собеседник.

Сейчас в разработке у мастера старинная балалайка.
Сейчас в разработке у мастера старинная балалайка. 

Иногда Константин выполняет изделия на заказ, но больше занимается этим для себя. Вдохновляется как самими инструментами, так и музыкой, которую на них исполняют. Все его творения не висят без дела как сувениры. Каждый вечер он берет их в руки.

«Чем дальше я живу, тем дальше для меня открывается та истина о музыке, которая открылась во втором классе. Я никогда не воспринимал музыку как профессию, как средство заработка. Для меня это то, что позволяет переключиться. Придешь домой с измочаленным мозгом, возьмешь гитару (или флейту, или еще что-нибудь) — и печаль отступит. Мне кажется, что когда-то давным-давно тот, кто впервые натянул жилу на палку или подул в кусок тростника, ощутил что-то

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.